Южная зима

Южной зимой убаюканы все подворотни,
Чуждой тоскою в лицо дышит утренний воздух,
Нет ни теней, ни оттенков, застывшая масса
Старых кирпичных домов излучает недуг.
В прошлом, всего в двухнедельном, наш день новогодний,
И равнодушны деревья нагие, и возле
Некогда яркого сада, а ныне – без красок,
Нет никого, только зимний скучающий дух.
 
Холод, противно сухой, проникающий в сердце,
Не оставляет тепла уходящего света,
И с апатичным виденьем нет силы бороться,
Город недвижный – как символ, тревожащий знак.
Если куда и откроется чья-нибудь дверца,
То в неподвижность другую, где всё под запретом,
Полдень ползет, словно юноша, ставший пропойцей
И заболевший мечтой лимонадного сна.
 
 
1989