Сизиф

"Подлостью своей, эфирский басилевс,1 
Ты без труда превзойдешь и семерых
Злых хитрецов, которых сотворить
Боги смогли бы, была бы в том нужда;
Знай же, над рекою Стикс поклялся Зевс:
Вечно тебе находиться у горы
В царстве теней, чтобы камень катить 
Вверх, но не достичь вершины никогда.

Быть тебе одиноким, Сизиф; приговор наш суров,
Но такие, как ты, никакого сочувствия не вызывают.
Неприступные острые скалы равнину с горой окружают, 
Никому не проникнут туда, кроме нас и богов."

Так провозгласили трое судей2
Царствия Аида, и Сизиф
В круговерти бесконечных буден
Катит камень, голову склонив.

Пот бежит солеными ручьями
По его лицу, из глаз слезами
Льется, затуманивая взор,
Но опять с горы сорвется камень,
Неудержный влажными руками;
Так вершится строгий приговор.

Но однажды трудиться Сизиф прекратил,
Больше камень к вершине уже не катил,
Надоело ему выбиваться из сил,
Он расслабил усталые плечи.
Не замедлили судьи явиться к нему.
"Против воли ты нашей пошел почему?
Не позволено так поступать никому
И никто нам не смеет перечить.

На тебя наше царство управу найдет,
Испытаешь страдания, жаждой томим,
Заточенный в холодный и сумрачный грот,
Навсегда ты с простишься бунтарством своим."

"По природе своей все придурки едины,
Будь они родом с Крита иль родом с Эгины!"3 –  
Так ответил Сизиф, театрально зевнул,
Лег на землю спиной к ним и крепко заснул.

Оскорбившись бесстыдством, проявленным столь неприкрыто, 
Возмущенные судьи найти поспешили Аида,
Стали кары Сизифу придумывать наперебой,
Только мудрый Аид им в ответ покачал головой

И промолвил: "Коварен Сизиф и опасен, 
План, придуманный им, мне понятен и ясен,
Он не зря нагрубил вам, ехидно дерзя,
Ведь ничем наказать его больше нельзя. 

Как Сизифа доставить в места заточенья
Для того, чтобы этим обречь на мученья,
У горы в то же время оставив его,
От которой тому гиппикона4 и на два  
Удаляться нельзя? Так озвучена клятва,
Да к тому же и Зевса еще самого!"5

Иногда, утомленный изрядно бездельем и скукой,
Катит камень Сизиф для того, чтобы тело размять, 
Но нельзя исключать, сколь ни странно, что он и другую имеет причину:
С той поры, как бессмысленный труд, обернувшийся мукой,
Не приходится больше ему, выбиваясь из сил, выполнять,
Часто думает он: "Может всё-таки камень удастся вкатить на вершину?" 


14 декабря 2007 г.

coin image

Трибол (серебро) – 196-146 гг. до н.э., Коринф, Греция
Аверс – увенчанная лаврами голова Зевса
Реверс – изображение Пегаса



  1. Сизиф был басилевсом (правителем) города Эфиры, который сам же и основал. Позже этом город стал называться Коринфом.
  2. Трое судей – Эак, Минос и Радамант. Все трое были смертными. Когда они попали в подземное царство Аида, боги решили именно их сделать судьями царства мертвых. Минос и Радамант были братьями.
  3. Минос и Радамант были родом с Крита, а Эак – родом с острова Эгина. Первоначально этот остров назывался Ойнона, но Зевс, похитивший Эгину, дочь речного царя Асопа, удалился с ней на этот остров, который и переименовал ее именем. Эак был сыном Зевсом и Эгины. Именно Сизиф сообщил Асопу, что ее дочь похитил Зевс. Асоп попытался отомстить Зевсу за похищение любимой дочери, и Зевс вынужден был спасаться от гнева Асопа. Для этого он превратился в большой камень, и Асоп прошел мимо него, не подозревая, что Зевс находится рядом с ним. Когда Зевс узнал, что виновником его неприятностей был именно Сизиф, гнев его был беспределен, тем более, что Сизиф уже запятнал себя всякими грязными делами. Зевс решил отправил Сизифа в царство мертвых, но Сизифу дважды удалось, благодаря своей хитрости, этого избегнуть: один раз он обманул богиню смерти Танатос, а второй раз – Персефону, жену Аида. Лишь с третьего раза он попал в подземный мир навсегда, когда Гермес силой его доставил туда. Тогда-то Зевс и придумал кару Сизифу: тот должен был вечно катить к вершине горы камень, который был таких же размеров, как и камень, в который превратился Зевс, спасаясь от преследования Асопа.
  4. Гиппикон – древнегреческая мера длины, равная приблизительно 740 метрам.
  5. Клятва над рекой Стикс считается самой страшной. Бог, который нарушит такую клятву, будет год бездыханным, затем девять лет он будет отлучен от других богов и жить вдали от них, и только потом ему будет разрешено вернуться и стать таким же богом, каким он был до нарушения клятвы. Сам Сизиф не мог покинуть то место в Аиде, куда его послали для того, чтобы он вечно катил в гору камень. Но если бы его перенесли оттуда насильно в другое место, чтобы подвергнуть наказанию (заключив в холодную пещеру, например), то клятва Зевса, произнесенная им над рекою Стикс и предрекающая Сизифу вечно находиться у горы, оказалась бы нарушена, что повлекло бы за собой для громовержца самые неприятные последствия.