Любовь, вино и оливы

Путь далек: Македония, Фракия, Рим,
После Греция, Персия и Вавилон,
Через годы ты станешь, философ, другим,
Мудрецов повстречая, изменишь свой сон
И не будешь с ним жить в унисон.
 
А покуда ищи отвлеченный дурман,
Бог гармонии пусть да поможет тебе,
Только помни: однажды исчезнет туман,
И судьба развернется сама по себе,
Сотворит, что и дóлжно судьбе.
 
А любовь – это что? Неужели лишь часть
Гармонической замкнутой высшей среды?
Под нее ты не прочь на мгновенье подпасть
И отведать с деревьев блаженства плоды
Возле берега чистой воды.
 
Размышляя подобно, ты трезво решил,
Запивая оливы искристым вином,
Что любовь – это просто красивый кувшин,
Чтоб испить из него, и заснуть сладким сном,
И забыться, а дело – потом.
 
А в Афинах ты мил был гречанкам младым,
Только дух твой упорно отказывал им,
Ты создал микросферу олив и вина,
Но любовь тебе Богом была не дана,
Видно, так уж душа создана.
 
А оливы, шурша неустанно листвой,
Щекотали твой нюх ароматом густым
И шептали: "Возьми этот запах с собой,
Вместе с пьяным вином ты забудешься с ним
И увидишь мелькание нимф."
 
Вавилон умирал; ты, вошедший в него
И услышавший сердца замедленный стук,
Осознал, что погибли его торжество,
Сила, мудрость и слава, остался испуг,
Зарожденный давно, а не вдруг.
 
Ты ведь тоже стал стар, это сердце – твое,
Ты устал вавилонской усталостью жить,
Ты, познавший предательство, страх и вранье,
Видел в смерти гармонию, как ей не быть
Там, где миру покоя царить?
 
 
1997