Как тяжело в Америке евреям!

Над Филадельфией сгустились злые тучи,
Который раз на дню погода выдает,
И спертый воздух нестерпимо стал тягучим,
Его ты, кажется, вдохни, и он убьет.
 
Заокеания могла быть и добрее
К древнейшей нации, видавшей боль и зло,
Как тяжело в Америке евреям!
Но, черт возьми, а где ж не тяжело?
 
Взрывоопасен путь преступности, как порох,
Но благо манит, соблазняет и зовет,
И, коль пойдешь, тогда оступишься, и город
Уже готов тебя принять на эшафот.
 
А не пойдешь, так в перспективе лотерея,
Закономерен твой исход – не повезло,
Как тяжело в Америке евреям!
Но, черт возьми, а где ж не тяжело?
 
А тут свои еще окажутся ворами,
Противны станут бедолаге ложь и торг,
И он подумает: "Пошли вы на фиг, твари!
Уеду к дьяволу такси водить в Нью-Йорк!"
 
В отеле "Хилтон" все швейцарчики в ливреях,
Их лица знают дорогой одеколон,
Как тяжело в Америке евреям!
Но, черт возьми, а где ж не тяжело?
 
Но не изменится звучание сонаты,
Коль музыканты будут струны лишь менять,
И как же стать однажды сказочно богатым,
Когда любой вокруг таким же хочет стать?
 
Такси свернет уныло с пышного Бродвея,
Эх, не туда тебя, мой милый, занесло!
Как тяжело в Америке евреям!
Но, черт возьми, а где ж не тяжело?
 
 
1994