Год Кентавра


Сын Фосфора, сын утренней звезды,
              и дочь Эола вместе воскресают,1
Под жаркими лучами заблестит
              ворот отполированная медь,
Над брызгами клокочущей воды
              два зимородка весело летают,
Теперь их никогда не разлучит
              ни злоба, ни коварство и ни смерть.

И птицам, получившим от богов
              бессмертие, гармонию и радость,
Летается привольно и легко,
              и всё для них: и солнце, и вода,
А людям остается боль веков,
              растущая особенно под старость,
И что под сердцем предков залегло,
              не вытравить потомкам никогда.

Меня вдохнул огромный лабиринт,
              который непредвиденно петляет,
Ходы покрыты сетью паутин,
              она с годами рвется всё трудней,
Но странный безошибочный инстинкт
              всё время нас с тобой соединяет,
А сколько поворотов на пути –
              нам подсчитает окончанье дней.

Безжалостный рогатый Минотавр
              нас ждет за тем, последним поворотом,
Он только в мифах может быть убит,
              и только в мифах есть обратный путь,
Созвездие с названием "Кентавр"
              опять взойдет пред окончаньем года,
Но будет этот год концом любви
              и жизни – разве знает кто-нибудь?

Когда придет последняя весна,
              особенно ничем не отличаясь,
Рыданьем разразится теплый дождь,
              и трещинами вспышки поползут,
Но день спустя возникнет новизна,
              неясностью своею удручая,
Хотя бы тем, что странно у подошв
              небесных туфель будет спать лазурь.

Когда я неожиданно уйду,
              тебе от этой жизни опостылой
Не нужно будет больше ничего,
              ты разобьешься, как эквилибрист,
И превратишься в дерево любви,
              склонившееся над моей могилой,
И тихо, незаметно на нее
              уронишь свой осенний красный лист.


2001 

coin image

Обол (серебро) – 470-460 гг. до н.э., Фессалия, Греция
Аверс – голова коня
Реверс – ячменный колос



  1. Кеик и Алкиона. Кеик, царь фессалийского города Трахина, был сыном Фосфора (Утренней звезды), а его жена Алкиона – дочерью Эола, хранителя ветров. Они настолько любили друг друга, что называли друг друга Зевсом и Герой, чем разгневали этих богов. Алкиона, предчувствуя гнев богов, всячески пыталась воспрепятствовать Кеику отправиться в морское путешествие. Но Кеику нужен был совет оракула, и он всё-таки отправился на своем судне в море. Зевс и Гера поразили судно молнией, и Кеик погиб. Ночью его дух явился к Алкионе, оставшейся в Трахине. Алкиона поспешила к берегу Малийского залива, находящегося недалеко от Трахина, и увидела тело мертвого Кеика, пригнанное волнами. Пораженная горем, она бросилась в море. Но растроганные такой любовью боги превратили Кеика и Алкиону в зимородков, чьей любви уже никто не мог помешать.