Беспутье


Пройду через лес до последних стволов
Кривых и нелепых дерев,
Вдали ощетинятся мачты крестов,
Торчащие пиками треф.

Я вижу дорогу в сгоревший костел,
Которая в черной росе,
А сзади остался огромный котел,
В котором варились мы все.

А счастье не хочет, не хочет, не хочет
Меня ни простить, ни понять,
И горе пророчит, пророчит, пророчит
Земли отсыревшую пядь
И что-то бормочет, бормочет, бормочет,
Никак не решаясь сказать,
И филин хохочет, хохочет, хохочет,
Отродию беса под стать.

И нервная дрожь, пробежав по спине,
Воссоединилась со мной,
Стою, как от ужаса оцепенев
У входа в Шеóл ледяной.1

Барьер предо мною высок и могуч,
возросший из собственных чувств,
Вперед, в нелюдимость, идти не могу,
А вновь через лес – не хочу.

А счастье не хочет, не хочет, не хочет
Меня ни простить, ни понять,
И горе пророчит, пророчит, пророчит
Земли отсыревшую пядь
И что-то бормочет, бормочет, бормочет,
Никак не решаясь сказать,
И филин хохочет, хохочет, хохочет,
Отродию беса под стать.


1986 г. – 12 августа 2004 г.

  1. Шеол - царство мертвых, иудейский ад, который находится не под землей, а как бы в ином пространстве. В Шеол ведут трое врат, три входа, один из которых находится близ Иерусалима, второй – в пустыне, а третий – на дне морском. Шеол состоит из двух частей: из огненной и ледяной. Огненная часть состоит из семи отделений, и в каждом последующем огонь в шестьдесят один раз жарче, чем в предыдущем. Грешники проводят в Шеоле свой очистительный срок, который лишь для самых закоренелых составляет больше года, для всех остальных – не больше года, причем первую половину этого срока они проводят во льдах, а вторую – в огне. Наиболее преступные души отправляются в ссылку к двум ледяным горам. Самые хитрые из них пытаются перед тем, как отправиться в огненную часть Шеола, захватить с собой куски льда, чтобы облегчить ими там свое прибывание.