Баловень судьбы

Он был любим и каверзным вопросом
Не пресекал незыблемость свою,
Он был здоров, он не был недоноском
И рвался вверх, как тополь, а не вьюн.
Он был терпим мгновеньем остроносым,
Храним от передряг житейских вьюг,
Он был любим и каверзным вопросом
Не пресекал незыблемость свою.
 
Когда пришла беда в ее обличье,
Та, он которую любовью называл,
То свет увял, и жалобно, по-птичьи,
Пищало сердце, маленький овал.
И пошатнулось зыбкое величье,
Повисли на дыхании слова,
Когда пришла беда в ее обличье,
Та, он которую любовью называл.
 
Потом свалились мелкие невзгоды,
Как будто было так предрешено,
А за окном летели быстро годы,
И так же быстро старилось окно.
Но вот настал желанный, вроде, отдых,
И он расправил плечи было, но
Опять свалились мелкие невзгоды,
Как будто было так предрешено.
 
 
1988